Battles
Статистика
Главная Варшавская операция

Варшавская операция

Двое суток полыхал пожар яростной битвы на улицах города, и хотя немецкие опорные пункты оказались по большей части неодолимы для слишком легко вооруженной пехоты (страдающей к тому же от недостатка боеприпасов), все же грохот близкого сражения, разрывы снарядов и бомб наступающих русских вселяли в повстанцев уверенность, что им удастся продержаться до прихода Красной армии. Потом 3 августа шум боев стих, 4 августа продвижение Советской Армии остановилось, а их военно-воздушные силы перестали появляться над Варшавой. Польская Армия Крайова осталась брошенной на произвол судьбы.

Как Уинстон Черчилль, так и Франклин Рузвельт были поражены шагом советского лидера. Сначала Сталин не реагировал на их попытки убедить его вмешаться, затем отозвался, сообщив, что поляки не предупредили его о своих намерениях, а потому он не может нести ответственности за то, что происходит, и’ в любом случае после такого гигантского броска, который осуществила Красная армия на протяжении июля, сумев достигнуть Вислы, войска ее сильно измотаны и не в состоянии продолжать наступление без восстановления сил и реорганизации тылового обеспечения. Сталин также отклонил предложение в отношении того, чтобы американке или британские самолеты получили право приземляться на советской территории и сбрасывать боеприпасы и продовольствие для повстанцев Варшавы, поскольку для беспосадочных рейсов со своих аэродромов самолетам не хватало горючего. Не вызывало сомнения, что Сталину в Польше не были нужны никакие «хозяева в своем доме», кроме тех, кого избрал на эту роль он.

Только отвага поляков и их стойкость помогли им продержаться так долго. Гитлера настолько взбесило польское восстание, что он приказал уничтожить всех его участников, а саму Варшаву сровнять с землей. Выполнение задачи фюрер поручил рейхсфюреру СС Генриху Гимлеру. В город по авто- и железным дорогам потоком хлынули части усиления – полиция, пехота, бригада преступников, специально набранная по тюрьмам, две бригады советских солдат-изменников, согласившихся служить фашистам - под общим командованием группенфюрера (генерал-лейтенанта) СС Эриха фон дем Бах-Целевски, считавшегося специалистом в области борьбы с партизанами.

Располагающие танками, пушками, огнеметами и пикирующими бомбардировщиками Люфтваффе, немцы медленно, но верно вытесняли поляков с их позиций. Какое-то время поляки использовали как средство коммуникаций и канализационные каналы под землей. Понимая, что помощь не придет, зная о зверствах врага, о судьбе тех, кто попал к нему в руки, повстанцы не желали сдаваться. Пленных расстреливали, врачей и медсестер убивали в больницах вместе с их гражданскими пациентами; раненых обливали бензином и сжигали заживо. До 16 сентября Красная армия, дислоцировавшаяся всего в 5 км к востоку, не делала ни шага навстречу повстанцам. В этот день над городом появились советские самолеты, которые сбросили продовольствие и вооружение, однако слово «сбросили» следует понимать в буквальном смысле, так как из-за отсутствия парашютов большая часть вооружения разбилась при приземлении. Этот акт следует считать, пожалуй, самым жестоким – и, уж точно, чрезвычайно циничным - проявлением сталинской реакции на попытки поляков отстоять свою демократию. После двух месяцев боев стороны договорились о перемирии, и 2 октябри Армия Крайова сложила оружие. По существующим оценкам, свыше 150 000 поляков отдали свои жизни в ходе восстания, потери же немцев достигли 26 000 человек. Когда уцелевших защитников угнали прочь из города, части фон дем Бах-Целевски приступили к его систематическому разрушению, взрывая или сжигая целые районы; все ценное вывозилось на территорию рейха. Покончив с этим, фашисты обратили внимание в восточном направлении, где Красная армия готовилась к возобновлению продвижения на Берлин.