Battles
Статистика
Главная Сражение за Окинаву

Сражение за Окинаву

Вступая в схватку не на жизнь, а на смерть, громадный линкор «приветствовал» их градом снарядов батарей ПВО и отчаянно маневрировал. Американские самолеты, точно шершни, бросались стаями на огромную тушу, однако «Ямато» получал укус за укусом без каких-либо очевидных последствий. Но вот линкор стал замедлять движение, и плотность заградительного огня, которым он встречал бомбардировщики, заметно снизилась. Тем временем его более чем скромный эскорт потерял все черты цельного формирования, четыре эсминца пошли ко дну, а около 14.00 за ними последовал и «Яхаги». Полчаса спустя отчаянная борьба за поддержание плавучести линкора перестала приносить плоды - «Ямато» накренился и начал тонуть. Затем сдетонировали боеприпасы в пороховых погребах, и высочайший столб дыма, поднявшийся в 300 км от Окинавы, послужил временным памятником гордому боевому кораблю и большей части его команды.

После заключительной героической попытки надводного флота сказать свое веское слово на авансцену вышли воздушные камикадзе, атаковавшие американские боевые корабли в виду побережья острова, пока солдаты Усидзимы в жарких рукопашных оспаривали у противника право владеть каждым метром его территории. 19 апреля Бакнер прибегнул к сосредоточенной атаке с целью прорыва бреши в японских оборонительных порядках, однако попытка не увенчалась успехом, несмотря на потерю 1000 человек. Вплоть до конца месяца и еще в мае 10-я армия пробовала на прочность «линию Сюри», то подвергая позиции противника безжалостным бомбардировкам, то бросаясь в отчаянные атаки на хитроумно устроенные и фанатично обороняемые системы блиндажей. Хотя американцы уничтожали солдат противника тысячами, приближая тот час, когда на острове не останется защитников, потери в частях США росли угрожающими темпами. К концу мая стало казаться, что вот-вот наступит перелом, однако неожиданный период затяжных проливных дождей отстрочил решающую фазу операции более чем на неделю. В полной мере, воспользовавшись предоставленной ему погодой возможностью, Усидзима собрал уцелевшие части и приступил к их отводу на юг. Попытка американцев смять японский арьергард и прорваться была отражена, и противник обосновался на новых позициях в южной оконечности Окинавы, где приготовился к последней битве.

10-я армия прокладывала себе путь вперед, чтобы изготовиться к заключительному акту вызывающей суеверный страх драмы - к прорыву японских позиций. В конечном итоге к 17 июня японские защитники оказались изолированными в трех отдельных «карманах», лишенные впредь возможности продолжать координированную оборону, и некоторые из молодых призывников стали сдаваться. Бакнер передал послание Усидзиме, призывая его остановить сражение и спасти жизни оставшихся солдат, поскольку исход битвы не вызывал сомнения. По грустной иронии судьбы, на следующий день Бакнер, посещавший позиции 8-го полка морской пехоты, погиб от разрыва японского снаряда. Усидзима пережил противника почти на целую неделю, когда, послав последнее донесение в Токио, вместе с начальником штаба покончил жизнь ритуальным самоубийством. «Мы употребили свои стратегические и тактические возможности и использовали вооружение с максимальной отдачей, мы сражались храбро,… однако ничего нельзя более сделать перед лицом материального превосходства противника». Выводы были совершенно верными – Япония была обречена.