Battles
Статистика
Главная Катастрофа под Дьепом

Катастрофа под Дьепом

Тем не менее, на правом фланге у солдат отряда коммандос №4 все шло как по писаному. Высадились они вовремя, и в 05.40 с двух направлений приблизились к главному объекту, к 06.07 обезвредили пулеметные гнезда, а к 06.30 атаковали батарею. Заложили взрывчатку и благополучно подняли к небесам пушки. В 07.30 отряд коммандос № 4 уже погрузился и отправился в обратный путь. На восточном фланге отряд коммандос №3 вышел из боевого соприкосновения с вражескими судами сильно рассеянным, так что только 17 солдат и три офицера прибыли на берег вовремя. Однако они столь интенсивно поливали главную мишень, батарею Геббельса, огнем из снайперского оружия и пулеметов «Брен», что та так ни разу ни не выстрелила по участникам основной волны штурма Дьепа. Выполнив задание, диверсанты успешно ретировались. Однако, несмотря на явный успех этих двух акций коммандос, канадские войска постигла полная катастрофа. Имели немцы или нет какие-то данные разведки в отношении операции «Джубили» (а есть основания считать, что все же имели), они совершенно очевидно предвидели вариант высадки на дьепском берегу и хорошо подготовились к такой возможности.

Скрытые гнезда станковых пулеметов простреливали каждый метр на подступах к их рубежам, а заграждения из колючей проволоки тянулись вдоль всего берега, когда же уцелевшие участники первой войны высадки бросились зарываться в песок, противник принялся осыпать их минометными минами с такой точностью, что улетучивались последние сомнения в отношении уровня подготовки обороны. Снайперы хладнокровно «снимали» любого, кто осмеливался отдавать приказы, так, утро не пережил ни один старший командир, из младших офицеров и сержантов уцелели лишь немногие. Бой превратился в серию отчаянных подвигов отдельных военнослужащих или небольших групп, которые быстро оказывались отрезанными.

Штурм самого Дьепа споткнулся на мелководье и бессильно рухнул, растянувшись на берегу. Эссексский шотландский и Королевский Гамильтонский полки вынесли всю тяжесть огня противника, и просто чудо, что хоть кому-то из их бойцов удалось не то, что вернуться домой - попасть в лагерь для военнопленных. Танково-десантные транспорты, пытавшиеся оказать поддержку пехоте, встречали ожесточенное противодействие, едва успев появиться из-за дымовой завесы, а танки выходили из строя один за другим, едва съехав по сходням. Тем не менее, 27 танков достигли берега, а шесть прорвались через проволоку и прочие заграждения и выбрались на набережную. Один взобрался по ступеням казино, а три других покатили но набережной, изрыгая огонь и уничтожая пункты вражеской обороны до тех пор, пока не кончились боеприпасы. В итоге все машины был и уничтожены, а члены экипажей погибли.

Не располагая точными сведениями об обстановке, командующий операцией офицер отправил в бой резервы – Мон-Руаяльский фузилерный полк и Королевскую морскую пехоту. Однако все напрасно, можно сказать. Людьми пожертвовали зря. К 09.00 ситуация прояснилась, и была предпринята попытка вывести из боя оставшиеся части. Морские суда сновали туда и сюда, стремясь снять людей с берега, однако понесенные ими жертвы не получили должного воздаяния: когда вскоре после полудня 19 августа корабли в конечном итоге были отозваны, на французском берегу остались 215 офицеров и 3164 прочих военнослужащих канадской армии, 279 офицеров Королевского ВМФ и коммандос и 726 британцев сержантского и рядового состава.

Их судьба тоже стала частью ответа на жизненно важный вопрос. Высадка сказала решительное «нет» повторению подобной авантюры. Если союзники хотят заполучить порт в первые дни большого вторжения, он ни должны привезти его с собой.